Курсы валют:
    usd/kzt 425.71 eur/kzt 495.53

    rub/kzt 5.99 cny/kzt 66.56
Прогноз погоды
Нур-Султан: °С
Алматы: °С

Когда сталкиваешься с бедой, меняешь мнение о вакцинации – Серик Омарханов

12 Сентября 2021 16:56

КОКШЕТАУ. КАЗИНФОРМ – Как только мир оказался во власти пандемии, на передовую вышли медицинские работники и санитарные врачи, последним из которых, пожалуй, достается больше всего критики от населения, ведь именно они подписывают постановления, вводят локдауны и ограничения. О нюансах своей службы корреспонденту МИА «Казинформ» рассказал заместитель руководителя департамента санитарно-эпидемиологического контроля Акмолинской области Серик Омарханов.

- Серик Сексенбаевич, как вы пришли в профессию и почему стали санитарным врачом?>

- В детстве мысль стать санитарным врачом мне привила тетя, которая работала на тот момент в онкодиспансере. Окончил школу и целенаправленно готовился поступать на медика. Поступил, отучился шесть лет в медицинском университете в Астане. После окончания, в 2010 году, устроился на работу в департамент государственного санитарно-эпидемиологического контроля на транспорте в столице, там отработал лишь 10 месяцев, затем вернулся работать на родину - сам я из Чаглинки Зерендинского района. С 2011 года работаю в департаменте санитарно-эпидемиологического контроля Акмолинской области. В должности заместителя – с 2016 года, до этого был руководителем отдела организационно-методической работы.

- Что, по Вашему мнению, самое главное в работе санврача?>

- Здесь не бывает мелочей. Важно все. Работа очень разносторонняя. Ты работаешь с людьми, с заболевшими пациентами, то есть выполняешь функции и врача, и психолога. Разговариваешь с больными – если людям плохо, их нужно выслушать, утешить. За этот период пандемии, сколько людей потеряли близких, со многими приходилось встречаться и разговаривать лично. Плюс к этому - ты должен выполнять карательную функцию – где-то принять нужные меры, оштрафовать, закрыть объект. А это уже работа следователя. Допустим, бывают пищевые отравления. И если они связаны с объектом питания, то многие пытаются это скрыть. Наша работа – узнать всю информацию.

- Ваша работа еще и опасная, не так ли?>

- Да, конечно, приходится общаться и с зараженными. И не только коронавирусом. Я курирую сферу эпидемиологии. К примеру, взять сибирскую язву. Некоторые коллеги, работавшие гораздо больше, говорили, что сами не видели сибирской язвы, а я, с одной стороны, для жизненного опыта рад тому, что увидел это все воочию. Прошел этот путь сам. Коронавирус тоже останется в истории, и завтра мы будем вспоминать, что был такой период.

- Вы более 10 лет в системе санэпиднадзора. Расскажите, как менялась работа санврачей за это время?>

- Честно сказать, когда я пришел в департамент санитарно-эпидемиологического контроля, то это была та же система, которая работает сегодня. Наша служба прошла очень много реорганизаций, мы занимались в некоторые периоды и защитой прав потребителя, и контролем качества, но основной функционал, который всегда оставался за нами, это обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Считаю, что сегодня система пришла в нужное русло.

- В период пандемии работы прибавилось?>

- Да, конечно, работы прибавилось в разы. Когда начинался коронавирус, шла подготовительная работа. С января прошлого года мы были начеку. В мире пандемия, и мы прекрасно понимали, что наш регион она тоже стороной не обойдет, ведь люди летают, мигрируют, ездят в отпуск. Вначале было очень сложно. Мы с коллегами жили на работе. Специалистов отпускали домой в 5 утра, чтобы они могли поспать пару часов и в 7 вернуться на работу. Сейчас система здравоохранения в целом уже готова к происходящему, достаточное количество койко-мест, тех же аппаратов ИВЛ, лекарств и т.д. Сейчас и ситуация стабилизируется, инфекция идет на спад, но это опять-таки зависит от нашего населения и понимания.

Весь мир не ждал этого. Говорили, что все готово, но по факту, когда столкнулись с опасным врагом, весь мир оказался не готов к такому масштабу заболевания.

- На сегодняшний день санитарные врачи встречают много критики от населения, как относитесь к ней?>

- Да, критики очень много. Нелегко приходится нашему руководителю - главному санитарному врачу. Представьте, какой негатив идет на нее со всех сторон. Но жители тут должны понимать, что все это делается во благо их самих. Я не понимаю идеологию антиваксеров. Если взять их, то я уверен, что они сами все привитые: пусть не от коронавируса, так от текущих инфекций.

- Кстати, как на сегодняшний день в регионе обстоят дела с другими инфекционными заболеваниями?>

- В целом по области у нас ситуация относительно стабильная, даже благополучная. На фоне коронавируса остальные инфекции тоже регистрируются, но не в таких объемах, как раньше. У нас в прошлом году немного просел раздел иммунопрофилактики, то есть плановой вакцинации, которая идет согласно календарю прививок. Ведь когда началась пандемия, все лечебные сети приостановили свои плановые профилактические работы для исключения массового скопления людей, все было закрыто. Но в текущем году это все урегулировано. На сегодня в области нет вопросов в сфере вакцинации.

- И сегодня, несмотря на антиваксеровское движение, к вакцинации от КВИ акмолинцы в целом стали относиться с большим доверием.>

- Да, многие, кто раньше был против вакцинации от КВИ, свое мнение меняют, когда сталкиваются с бедой. Те, кто сегодня лежит в ЦИЗе и не хотел раньше прививаться, теперь смотрят на вакцинацию по-другому. Просто у людей складывается неправильное понимание, а когда ты говоришь с этими людьми, объясняешь им все, они меняют мнение и сами даже призывают других вакцинироваться.

- Можно ли сказать, что пандемия помогла усилить медицину региона?>

- Конечно, мы усилили нашу систему здравоохранения. Лично я как эпидемиолог скажу, что мы всегда страдали от нехватки инфекционных коек, не знали, как растянуть эти койки, увозили людей в Зеренду, соседние районы, а теперь у нас есть своя инфекционная больница на 200 коек! Я считаю, что система здравоохранения усилилась. Когда началась пандемия, я разговаривал с внештатным реаниматологом, и у него был тогда крик души: реанимация страдала от нехватки ИВЛ-аппаратов, но на сегодня ситуация изменилась. Другой вопрос - какими потерями это все нам было дано?

- Верите ли Вы в то, что пандемия закончится, и все мы сможем вернуться к привычной жизни?>

- Мы всегда должны надеяться на лучшее. Мы и сами уже с нетерпением ждем, когда вернемся к обычной жизни. Думаю, вакцинация от КВИ даст свои плоды. Китай, к примеру, уже избавился от КВИ, но у них жесткая дисциплина, у нас же люди более демократичны. Надеюсь, что в 2022 году мы все же вернемся к нормальной жизни.

- Что бы Вы хотели сказать акмолинцам сегодня?>

- Хочется донести до людей, что все мероприятия, которые проводятся, и все ограничения, что вводятся и действуют, делаются во благо населения. Это происходит не оттого, что санврач области захотел закрыть торговые дома и увеселительные заведения. И это нужно понимать. Все во благо нас, наших близких и родных. И еще я считаю, что нашим гражданам не нужно противиться, искать какие-то лазейки, как избежать вакцинации, надо принять это как должное. Ведь только общими усилиями мы сможем победить инфекцию.


Автор:

Оксана Матасова